Рада Реформ Національної Безпеки и ЦИАКР провели круглый стол Неотложные меры по повышению обороноспособности Украины в условиях агрессии со стороны России

Рада Реформ Національної Безпеки и ЦИАКР провели круглый сто...

19 марта в информагентстве «Укринформ» состоялся круглый стол «Неотложные меры по повышению обороноспособности Украины в условиях агрессии со стороны России», организаторами которого выступили общественная инициатива «Рада Реформ Національної Безпеки» и Центр исследований армии, конверсии и разоружения (ЦИАКР).

 

В ходе мероприятия обсуждались насущные проблемы и неиспользованный потенциал в области повышения обороноспособности Украины, а также неотложные действия власти для усиления оборонного потенциала в условиях возможного наступления со стороны российско-террористических группировок.

Как отметил Евгений Марчук, премьер-министр Украины (1995-1996), министр обороны Украины (2003-2004), такие меры, которые объединяют экспертов, позволяют в присутствии общественности и СМИ публично обсуждать крайне важные вопросы и проблемы, и должны проводиться на постоянной основе: «раньше такой практики не было, но это очень важные инициативы».

«Это уже третье публичное мероприятие, которое мы организуем за последние три месяца. И с каждым разом к нашим обсуждениям присоединяется все больше экспертов, а сами обсуждения насущных вопросов имеют большое значение как для экспертной среды, так и для украинского общества в целом», – отметил Александр Кардаков, председатель общественной инициативы «Рада Реформ Національної Безпеки».

Ниже приведем ряд экспертных оценок от участников мероприятия.

    

Эксперты советуют восстановить Объединенное оперативное командование

В Украине должна быть восстановлена ​​структура военного управления центрального уровня – Объединенное оперативное командование ВСУ, предназначенное, в частности, для оперативного планирования и управления межвидовыми группировками войск (сил).

«Мы сейчас уже год воюем без центрального органа боевого управления, потому что Генеральный штаб не является органом центрального оборонного управления. Ни Россия, ни США, ни другие страны генеральным штабом не управляют боевыми подразделениями. Для этого в крупных странах есть территориальное командование, а в менее крупных (как показывает опыт уже и Великобритании, и многих других стран), оно по-разному называется, но это то, что мы называли Объединенным оперативным командованием», – заявил председатель экспертного совета Леонид Поляков.

По его убеждению, в перспективе Министерство обороны и Генеральный штаб параллельно должны интегрироваться в единую структуру, «чтобы мы уже забыли об этих псевдоразделениях, которые являются просто дублированием функций, разрушением бюджета».

По мнению Полякова, сейчас необходимо хотя бы вернуться «к той программе, которая была создана 10 лет назад – она ​​прошла и аудит тогдашней Верховной Рады, и аудит НАТО, была рассмотрена на СНБО и утверждена Президентом, которой предусматривалось создание Объединенного оперативного командования (ООК)».

При этом экс-заместитель министра обороны считает, что направление реформирования и построения новых Вооруженных Сил Украины мог бы возглавить, как это имеет место в ряде других министерств, «помощник из числа наших зарубежных партнеров, американских, британских или других».

Бывший первый заместитель начальника Генерального штаба ВСУ Игорь Кабаненко также выразил убеждение, что Украине следует вернуться к ООК. «На том совещании, когда поднимался этот вопрос, о сокращении, расформировании Объединенного оперативного командования, я голосовал, и еще один человек со мной, из всей коллегии, против того, чтобы сокращать ООК. И я убежден, что оно было и является необходимым».

В то же время Кабаненко указал на то, что, по его информации, решение о возобновлении Объединенного оперативного командования «было принято в прошлом году». «Почему оно не реализовано – также вопрос», – заявил он.

Напомним, ранее было Объединенное оперативное командование Вооруженных Сил Украины, которое было предназначено для оперативного планирования и управления межвидовыми группировками войск (сил) в вооруженных конфликтах и ​​кризисных ситуациях, миротворческими контингентами ВСУ, а также силами и средствами, выделенными от Вооруженных Сил Украины для участия в антитеррористических операциях, ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера общегосударственного и региональных уровней.

Украина нуждается в профессиональной армии

Юрий Бутусов, военный эксперт, главный редактор «Цензор.НЕТ»: «Несомненным для всех является то, что нам нужен переход к профессиональной армии. Современное тяжелое вооружение могут применять только профессионально подготовленные, организованные и мотивированные люди, для которых армия – это профессия».

С экспертом согласен и заместитель директора департамента разработок и закупки вооружения и военной техники (ВВТ) Минобороны Украины Андрей Артюшенко, который объяснил, что в армии есть профессиональные люди, так называемый Золотой Фонд, с которыми нужно работать и использовать их опыт.

Военные настаивают на упрощении принятия оборонного заказа

Украинские военные настаивают на необходимости срочно ускорить формирование действенной системы государственного оборонного заказа для победы над сепаратистами, – считает Андрей Артюшенко.

«Стройную систему, которая работала в рамках Государственного оборонного заказа военной техники и вооружения, нарушена. В процедуру нужно немедленно вносить изменения, иначе военные в зоне АТО не будут своевременно получать технику и вооружение для защиты нашего государства», – отметил Артюшенко.

Чиновник подчеркнул, что в государстве, даже в условиях, когда продолжается вооруженное противостояние на востоке нашей страны, до сих пор отсутствует понимание необходимости принятия быстрых решений для полноценного обеспечения действующих военных объединений МОУ на Донбассе.

«Государственный оборонный заказ долго составляется из-за сложного бюджетного процесса, который формируется в соответствии с законами Украины. У военного ведомства есть ровно месяц после утверждения бюджета для принятия ГОЗ, поэтому ни МОУ, ни КМУ не виноваты в том, что в 2014 году после принятия бюджета 1 июля руководство МОУ утвердило этот вопрос уже 1 августа», – подчеркнул Артюшенко.

В Украине отсутствует вертикаль управления оборонной промышленностью

Военные считают, что без построения эффективной вертикали управления оборонно-промышленным комплексом перевооружение украинской армии невозможно.

«Сегодня в Украине фактически отсутствует системный процесс оборонного планирования. Это касается как концептуальных аспектов в военной сфере, так и формирования военно-технической политики и ее реализации в оборонных заказах и трансформации ОПК под современные требования, диктуемые необходимостью достижения военно-технического превосходства в гибридной войне, которую ведет Россия против Украины. Более того, в стране нет органа, формирующего военно-техническую политику и несущего за нее полную ответственность. Неоднократно неправительственными и государственными экспертами в области ОПК и оборонного планирования отмечалось, что в качестве решения проблемы может быть создан специализированный орган исполнительной власти – автономный координационный центр, который будет использовать различные финансовые, технические и экспертные инструменты», – отметил в своем выступлении председатель общественной инициативы Александр Кардаков.

Об этом также отметил Андрей Артюшенко.

«На сегодня в Украине отсутствует вертикаль управления оборонно-промышленным комплексом (ОПК) Украины, что делает невозможным эффективное перевооружение украинской армии. До сих пор отсутствует государственная программа реформирования оборонно-промышленного комплекса, а госпрограммы, которые утверждаются, не выполняются», – отметил он.

Чиновник считает, что «раньше для перевооружения нам не хватало денег, но сегодня ситуация кардинально изменилась, поскольку почти на 70% нам приходится рассчитывать исключительно на отечественную оборонную промышленность, которая чувствует на себе последствия диверсификации и импортозамещения».

«Изготовив высокоточные боеприпасы, Украина не может организовать их серийное производство, модернизация самолетов и вертолетов осложняется отсутствием производственных мощностей. Системные проблемы, которые не решались десятками лет, отягощенные отсутствием вертикали управления ОПК, помешали в реализации программы строительства «Корветов», которая должна обеспечить ВМС Украины конкурентными и мобильными кораблями. Также сведена на нет реализация оперативно-тактического комплекса «Сапсан», который стал бы действенным средством сдерживания для «Искандера», которым нас сегодня пугает Россия», – отметил Андрей Артюшенко.

Россия может атаковать с моря в ближайшее время

Россия сосредотачивает в акватории Черного моря усиленную ударную группировку флота, которая может заблокировать все наши действия на побережье, а также быть использована для прямого вторжения.

Об этом заявил заместитель министра обороны в 2014, адмирал Игорь Кабаненко во время круглого стола в «Укринформе» на тему «Неотложные меры по повышению обороноспособности Украины в условиях агрессии со стороны России».

«Ситуация развивается таким образом, что, скорее всего, в ближайшее время эти угрозы (со стороны России на Черном море – ред.), которые на сегодня уже активированы, они будут реализованы», – сказал адмирал.

Он отметил концентрацию российских войск в акватории Черного моря.

«Россия уже летом этого года будет иметь достаточно сильную ударную, наступательную группировку. Это подводные лодки проекта 636.3, это новые фрегаты проекта 1135.6 «Адмирал Григорович», их будет два в этом году, а всего их шесть планируется. Планировали на Каспий ракетные корабли с ракетами «Москит» – также перебрасывают на Черноморский флот. Для чего это делается? Эта, даже небольшая, группировка из 6 единиц, если посмотреть на нее, то это 76 ракет средней дальности комплекса ПВО, такой образец «Иджиса», это крылатые ракеты «Оникс», которые средствами ПВО достаточно трудно сбивать, это подводные лодки, которые также являются носителями ракетного, торпедного оружия, с комплексными системами автоматизированного управления, завязанными на космос и т.д.», – заявил Кабаненко.

По его словам, эти силы даже без остатка флота могут создать «такую ​​зону, в которой можно будет блокировать любые действия прибрежного государства, ограничивая дальнейшую деятельность, в том числе морские коммуникации: по фронту размах где-то 160-180 миль, в глубину – до 80 миль».

Кроме того, адмирал обратил внимание на посещение министром обороны РФ Сергеем Шойгу специальных учений морской пехоты – ударного компонента: «морская пехота – затем, чтобы высаживаться на побережье другого государства».

«Посмотрим, как они укрепляют свою противодесантную оборону: ни одно подразделение не поставлена ​​на десантно опасные участки в Крыму. То есть, они не беспокоятся об этом. Это готовится наступательный компонент для каких активных действий», – заявил бывший заместитель МОУ.

На этом фоне, как считает Кабаненко, в Украине наблюдается отсутствие понимания ситуации на этом направлении и отсутствие стратегии развития национального флота. «Нужно немедленно обращать внимание на морское направление. Морское направление, по тем индикаторам, по которым я оцениваю, – ситуация опасная. Она нуждается в системной стратегии, она нуждается в финансировании, не на уровне тех средств, которые есть сегодня, и направление их, определения приоритетов», – подчеркнул он.

Плюс отдельно выделим несколько ключевых тезисов

Владимир Горбулин, директор Национального института стратегических исследований: «Мы сегодня фактически пришли к той ситуации, когда полностью разрушена система государственного управления в секторе безопасности. Мне кажется, что это главная причина многих проблем, которые мы имеем сегодня на востоке страны».

Евгений Марчук, премьер-министр Украины (1995-1996), министр обороны Украины (2003-2004): «Сегодня у высшего политического руководства есть очень актуальная потребность грамотно и понятно объяснять обществу – что у нас происходит. Особенно для военных, их семей, экспертной среды и просто сознательных граждан – какова военно-политическая стратегия у руководства государства».

Сергей Тарута, народный депутат Украины: «Вопрос, на котором мы должны сконцентрироваться – это не общее обустройство всей армии. Надо сконцентрироваться на тех секторах, где происходят военные действия, где есть повышенная угроза».

Валентин Бадрак, директор Центра исследований армии, конверсии и разоружения: «Нам необходимо создать орган в центральной исполнительной власти со специальным статусом во главе с вице-премьер-министром, который бы начал заниматься оборонной промышленностью Украины».

Полная видео-трансляция мероприятия по ссылке:

https://www.youtube.com/watch?v=_901fWrCMcI